utopian
Это значит - День Радости.
Я ужасно земной человек. Вся моя жизнь вертится на земле, и лишь изредка я бросаю взгляды в небо.
Конечно, я думаю о жизни после смерти, о высоких ценностях, и даже стараюсь, чтобы все вот эти нравственные идеалы стояли в моей шкале ценностей на первом месте.
Но я знаю, что какие-то человеческие радости и беды задевают меня намного больше, чем какие-то высшие переживания.
Я всегда плачу, когда смотрю фильмы про инвалидов или умирающих людей, когда люди встречаются после долгой разлуки. Когда бросают детей. Или наоборот, когда эти дети рождаются или находятся. Могу часами смотреть на маленьких детей, они такие забавные и милые. Еще плачу, когда больно, или когда получаю четверку за экзамен, или когда меня сильно обижают, или я сама обижаюсь, или когда песню грустную слушаю под настроение, или, иногда, когда мне прилюдно говорят какую-нибудь гадость. Слава Богу, последнее почти исчезло из моей жизни.
Раньше еще бывали минуты осознания мировой человеческой жестокости и всей катастрофичности нашей жизни. Сейчас уже спокойнее к этому душа относится.
Но я никогда, ни разу в жизни не плакала от невыносимой красоты пейзажа, например. От благодарности Богу за все, что имею. От бездуховности мира. От того, что близкие мои и любимые уверенно идут куда-то вниз, в пропасть. От того, что мои грехи были искуплены ценою жизни Христа. Даже когда впервые испытала это чувство надежды и защищенности, когда ушло полное человеческое одиночество, даже тогда слез не было. Бывает, защимит в горле, но не больше.
Я не очень понимаю, что я там ко всему на самом деле чувствую, но вот эти внешние проявления говорят, просто кричат мне о том, насколько я привязана к земле, как много для меня значат все эти человеческие проблемы. И имею ли я хоть какое-то право с иронией смотреть на всю эту сумятицу и суету вокруг себя? Я часть ее и не могу ни осуждать, ни отделяться, ничего.
Я очень люблю всё, что вокруг меня творится, и благодарю за это мирозданье каждый день, но Бога я хочу любить намного больше, ибо Он действительно достоин, и сейчас мне кажется, что именно с такими мыслями люди уходят в отшельничество или в монастыри, и становится немножко страшно, но я знаю, что-что, а такую глупость я никогда не совершу. Я не знаю, кто я есть, кто Ты есть, и что будет потом, но знаю, что любить должна всех и как можно сильнее, и только это спасает.